Страницы: 1, 2, 3, 4.

Главная страница Предыдущая страница Следующая страница Последняя страница


Осенние цветы (сборник стихов)

Имеет ли автор право на предисловие? Если имеет, то вот оно.

В этом сборничке — почти все стихи, которые я запомнил, почитай, с самого начала. Итак, текст этот обнимает довольно большой отрезок времени — с 1964 по 1999. Тридцать пять лет. Оглядываясь назад, могу с грустью констатировать, что особой эволюции автора не произошло и его ранние стихи похожи на поздние. И наоборот.

Часть стихов в сборнике повторяют таковые из сборника “В дуэте с Невой”. Это закономерно — они, эти, эти сборники, не предполагались для совместного, рядом, чтения. А как же в “Осенних цветах” без Питера ? Никак. Так что, питерские стихи, если вы их уже читали, просто выпустите. Другая часть — сонеты — выделены в отдельную тетрадь по причине их непохожести на все остальное. И вот еще — песен ( песенных текстов) здесь почти нет. До них пока еще не дошла очередь.

Ваш Мих. Кукулевич

 

 

I

1

В тайгу упала и распрыгалась
Лохматая, седая туча.
Забарабанила, распрыгалась
Горохом яростным по кручам.
А сопка весело хохочет,
Дождю подставив бок крутой…
И неба синь! И жить так хочется!
И солнца круг над головой!

1964

 

2

Много-много было золота
У доверчивых берез,
А теперь лишь ветки голые —
Ветер золото унес.
Разбросал по свету белому,
Растранжирил, промотал…
И на небо тучи серые
Стылым свистом сосвистал...
А березы не печалятся —
Даже в бедности красны…
Лишь к земле руками тянутся
В ожиданиии весны.

1964

 

3

Остались от отпуска
Рожки да ножки...
А день — потонул
В озорной синеве.
Грибы ухмыляются,
Лежа в лукошке,
И весело лес
Улыбается мне.
А лешие —
Ткут серебро паутины,
Из озера нити
Мотая на ус.
И бережно сопки
Уносят на спинах
Остывшего лета
Задумчивый груз

1964

 

4

Баллада о месяченке

Посмотри, какой молоденький месяц,
Какой чистый-чистый!
Его сегодня начистили
Веселые трубочисты!
Те, что утром ходчт по крышам —
Храбрые трубочисты!
А ночью поднимаются выше,
И луну до блеска чистят.

Я сам видел, как смеялся один трубочист:
“Веселая работенка!!!”
Он луну чистил, чистил
И счистил до маленького месяченка.

Месяченок, как ребятенок —
Заблудился, по небу маму ищет.
И никто не верит, что пройдет время
И он станет огромной лунищей!

Висит лунища важная, важная, важная.
До нее даже и дотронуться страшно!
А потом придут трубочисты,
И ее опять до месяченка счистят.

1964

 

5

Лозунги, лозунги — странные слова...
Катится по лесенке шальная голова.
Катится, не ведая, за что ее с плеч —
Не смогла как следует лозунги прочесть.

Лозунги, лозунги — страшные слова...
Катится по лесенке вторая голова,
Пятая, шестая — считать не велят...
Головы — слетают, лозунги — висят.

Лозунги, лозунги — скучные слова...
Не катится по лесенке ничья голова...
Тряпки ненасытные нехотя молчат...
Господи, неужто снова закричат?

1965

 

6

Не качают елки лапами,
Спят усталые дороги,
Дремлют мишки косолапые
Заперев свои берлоги.

О морковке и капусте
Вкусный сон зайчихе снится,
Спит на ветке ворон грустный,
Лишь тебе, малыш, не спится.

Ночь уже за дверью встала,
Спи спокойно, мой сыночек!
Солнышко светить устало —
Отдохнуть с тобою хочет

1965

 

7

Все меньше говорит...
Все больше цепенеет.
Осенний луч скользит,
Но разбудить — не смеет.
И только старый груздь
Под рыжею листвою
Утаптывет грусть
Единственной ногою...

1969

 

8

Дремлет озеро Мерево
В заколдованном лесу.
Я тебе сквозь звон сосновый
Сон хороший принесу.

Над тобою бором встану,
Лягу под ноги рекой,
Обниму тебя туманом,
Улыбнусь тебе звездой
Дремлет озеро Мерево
В заколдованном лесу
Я тебя сквозь звон сосновый
В утро синее внесу

1968

 

9

Тепло земли взволнованно любя,
Мы все же вновь уходим от причала...
Мне так тебя в пути недоставало
Мне так тревожно около тебя!

1966

 

10

Солнышко мое, солнышко!
Выпей меня до донышка!
Как росу на травинке —
До последней кровинки.

1964

 

11

Где отцовская могила, я не знаю...
Помоги ее найти, земля родная,
Помоги мне той могиле поклониться,
В той беде непоправимой убедиться

1964

 

12

Когда утренней,хрупкой порой
Мчусь на лыжах навстречу рассвету,
Я люблю тебя, лес золотой
За простор и обилие света...

Ну, а если вдруг, вздыбя снега.
Засвистят надо мною метели,
Пусть меня перекрестит рука
Той вон старой, разлапистой ели

1967

 

 

II

 

13

И кому это было надо,
Чтоб теперь, на исходе дня,
Невостребованной наградой
Ты нашла, наконец, меня.

Кто придумал такую муку,
Кто отправить меня решил
По заброшенным закоулкам
Опустевшей моей души?

И теперь я от боли корчусь,
Прохудилась моя броня...
Равнодушья сухая корка
Отторгается от меня.

1980

 

14

Мне некогда. Я тороплюсь.
Я устремлен навстречу боли.
Вот и твоя торопит грусть
Играть непрожитые роли.

Какую скажешь? Короля?
Шута? Бездомного бродяги?
Покуда вертится земля,
Талант немыслим без отваги.

1974

 

15

Проходит жизнь. И я живу, спеша,
Все новых встреч искать не уставая...
Но остывает медленно душа,
Единственность твою осознавая

1969

 

16

“Я вырос из земли, как дерево сосна”
Е.Лебков

Судьба моя, что ты такое?
Зачем мне то, чем занят я?
Хотел бы я в лесу сосною
Стоять, иголками звеня.
Хотел бы снегом стать летящим,
Неторопливой тишиной,
Твоей привычною тропой
И светом сквозь лесную чащу

1970

 

17

Мне не найти к себе пути —
В тумане сер и друг и ворог...
Крылами по сердцу черти
Судьбы неугомонный ворон.
Не дай мне умереть во сне.
Кричи рассерженная птица
И все безжалостней, точней
Добра и зла черти границу.

1971

 

18

Нелепость встреч,
Разлук закономерность,
В немую речь
Растраченная нервность.
Минут и суток
Безразличный строй...
Предмет для шуток —
Мир с самим собой.

1973

 

19

“И ясной осени прозрачные слова”
Но шелестит опавшая листва,
И слушать их не может иль не хочет.
Осенний дождь назойливо бормочет
Иную истину. Ведет иную речь,
О том, что можно вовсе пренебречь
Возвратом лета в пору увяданья.
Что впереди зима и долгий снег,
И времени подвластен человек,
А живы лишь — одни воспоминанья.
Но ясной осени прозрачные слова!
И где-то ждет нас новая глава,
Где ни одной прочитанной страницы;
В которой мы встречаемся с тобой,
И снова — синева над головой
И нет печали на усталых лицах...
А впереди зима! Но легкий снег
Искрится весело! И дан нам новый век,
В котором мы с тобой неразлучимы,
В котором дни бегут неразличимо,
И кружится от света голова...
Но ясной осени прозрачные слова!

1977

 

20

Поверь, я так тебя люблю,
Что тень вчерашнюю твою
Я на стене целую.
Я на песке надежд твоих
Построил замок на двоих
И тихо в нем колдую.

Не получается пока,
Но скоро будут облака,
И лес, и даже — речка...
И будет утро, а потом
Наш вечер ляжет за окном
И загорятся свечки...

И будем жить мы в замке том,
Как королева с королем,
Кутить напропалую!
Поверь, я так тебя люблю,
Что тень вчерашнюю твою
Я на стене целую.

1977

 

21

Ну, вот и конец. Я к тебе не успел.
Твой поезд ушел, самолет улетел.
Корабль отошел от причала.

Душа моя ринулась было вослед,
Но где ей догнать улетающий свет.
Но как ей начать все сначала?

Я так торопился, так дни подгонял...
Я в спешке тебя и себя потерял...
А что мне на память осталось?

Полслова, полвзгляда, касанье руки,
Да неисчезающий привкус тоски
И сердца глухая усталость.

1979

 

22

Сонет

Перебираю старые наброски:
К зиме, как видно, становлюсь скупей
Читаю мелкий шрифт. Вникаю в сноски.
Допытываюсь тайн ушедших дней.

И чем труднее сохранить тепло
В стареющей, дырявой оболочке,
Тем все нужнее редкостные строчки,
Свидетели того, как нам везло.

И вот теперь, когда последних сил
Недостает нам даже на улыбку,
Бреду в те дни. Один. В тумане зыбком.
По тропкам выцветающих чернил.

И это не из страха пустоты:
Ведь я остыну, и замерзнешь ты.

1982

 

23

И все-таки солнце встает,
И день начинается новый.
Спасительный круговорот,
Надежды святая основа.

Ведь что бы там ночь ни плела,
Какие б ни ставила сети,
На эти ночные дела
Иначе посмотришь при свете.
Поймешь, что беда — не беда,
Что боль — только мудрости мета...
Хватало бы только всегда
Удачи дожить до рассвета.

1982

 

24

“Прощайте, Машенька, прощайте”
В.Соколов.

Опасно, Машенька, опасно
Мне к вам опасно привыкать!
Ведь наша жизнь тогда прекрасна,
Когда в ней нечего терять.
Когда мелькают наши лица
Вне откровения и лжи,
Когда нам некому молиться,
И вовсе не о ком тужить.

А с вами, Машенька, а с вами,
А с вами мне не повезло —
От вас расходится кругами
Такое странное тепло!
От вас расходится кругами
Такая тихая печаль —
Мне перед вашими глазами
Как перед богом отвечать.
Так что же, Машенька, прощайте,
Я вас тревожить не хочу.
Вы на старинный стол поставьте
В литом подсвечнике свечу.
Пусть тени тихими крылами
Взлетят над нашею тоской,
Вы улыбнитесь мне сквозь пламя,
Чтоб я запомнил вас такой.

1980

 

25

Оле

Я втянулся в обряд ожиданья,
Стал от города неотличим,
Стал как улицы, скверы и зданья,
Что таят тебя в этой ночи.

Ты подумай, какая причуда
На глаза наложила печать —
Я тебя ощущаю повсюду,
Но нигде не могу повстречать.

Но терпенье мое бесконечно,
Бесконечна надежда моя —
Ведь не зря, улыбаясь беспечно,
Сквозь века ты глядишь на меня.

1980

 

26

Ушел под снег зеленый карагач,
И узкий лист от холода немеет.
Не плачь, моя любимая, не плачь,
Судьба не разлучит нас, не посмеет.

Мы слишком много отдали другим,
Нам друг для друга не хватает жизни...
И все-так не плачь — мы не на тризне:
Горит любовь, ее прозрачен дым.

Она горит, она нам души греет,
Она за нас пред богом предстоит...
И не сдается, хоть и весь дрожит,
Твой карагач, от холода немея.

1995

 

27

Не Падуя и не Верона
В окне загадочно мелькнут —
От красноярского перрона
Вагоны тихо отойдут.
И простучат над Енисеем
Привет прощальный неспеша...
И в тот же миг оцепенеет
Моя болтливая душа.
Она себе наговорила
Так много лишнего, что ей
Простое слово лишь под силу,
Простая мысль всего нужней.
И слову этому покорна,
И мыслью той удручена,
Под стук колес молчит упорно,
Дороге дальней вручена...

1995

 

28

А осень, как конь ушами прядет
и серого волка будит...
Сегодня письма от тебя не придет,
и завтра его не будет...

Ощерит разлука щербатую пасть,
завоет в притворном горе...
А мне без тебя не прожить — пропасть
в людском бесконечном море.

А мне без тебя — дыши, не дыши —
не выдышать жизни новой...
Пиши дорогая моя, пиши!
Хоть строчку одну, хоть слово!

1994

 

29

Красоты всегда для жизни мало,
Мы к ней приглядеться не успели...
Поезд полз по берегу Байкала,
Черепахой заползал в тоннели.

Я лежал в купе на нижней полке,
Наслаждался соком спелой груши,
Я счищал с души своей иголки,
Я к добру свою готовил душу.

Полно ей карежится и злиться,
Полно ей грустить о невозможном —
Пусть глядит в окно и веселиться,
Пусть от мыслей отдохнет тревожных.

А когда ей, наконец, удастся
Ощутить в себе покой дороги,
Тут ей, бедолаге, и воздастся
За ее всегдашние тревоги.

1994

 

30

Как быстро все сошло на-нет,
Как будто вовсе не бывало...
Ночная оторопь вокзала,
Перрона бесприютный свет.

И мне тебя не отыскать
В суровом лабиринте улиц —
Скрыввает человечий улей
Твою божественную стать.

Прощай, прощай, навек прощай
Меня неполюбивший город,
И на прощанье не давай
Ненужных обещаний ворох...

Но над излучиной реки
Промчавшись с грохотом и стуком,
Я тут же вспомню взмах руки
И радугу над виадуком.

1994

 

31

Мелодией полупечальной —
Фаготом, флейтои и трубой,
Опять мой дух сентиментальный
Крылами чертит над тобой.

А ты, в халатике домашнем,
Обороняясь от него,
В своей иронии всегдашней
Не проницаешь ничего.

И слава Богу! Слава Богу!
Зачем тебе? К чему тебе?
Душа единственной дорогой
Бредет по собственной судьбе.

И нам, по счастью, судьбы наши
Не спараллелить, не связать...
Зачем же дух крылами машет?
Ему ли этого не знать?

Зачем он мечется напрасно,
Свое достинство поправ?
Ведь одиночество прекрасней
Сказал певец.И он был прав.

Да, одиночества свобода
И вдохновенья холодок,
Когда ты словно бог природы,
Самодостаточен и строг.

И рок не картою игральной —
Расчетом твой хранит покой...
Но дух мятежный, завиральный
Крылами чертит над тобой.

Не верь ему! Бормочет осень
Свои прозрачные слова.
Их ветер плавно в даль уносит
И светом полнится листва.

И в лету уплывают беды,
Из глаз скрываясь неспеша...
И от мучительного бреда
Освобождается душа.

1994

 

32

Над твоей незнакомой отчизной
Мне ночною звездой не гореть...
Зацепи меня краешком жизни,
Дай получше себя рассмотреть!

Чтоб в каком-нибудь существованье,
Где бы встретиться нам удалось,
Сил и времени на узнаванье
Нам бы тратить с тобой не пришлось.

1995

 

33

Минуты просветленья и покоя —
Я научился вами дорожить...
Вот небо бесконечно голубое,
В нем лист осенний нехотя кружит.

Тоску мою угомонила осень,
Укрыла всепрощающим крылом...
И сердце не бунтует и не прости —
Оно молчит и вспоминает дом.

Оно готово повернуть обратно,
Не мчаться вдаль на поиски химер...
Но дышит Время глухо и невнятно
И страшен мне стиха его размер.

1994

Copyright (C) 1999 Михаил Кукулевич


Страницы: 1, 2, 3, 4.

Главная страница Предыдущая страница Следующая страница Последняя страница